• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ленинград (список заголовков)
20:58 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Господи, как же я ненавижу стукачей.

Во время блокады у ленинградцев были конфискованы фотоаппараты, делать любые снимки осажденного города было запрещено всем, кроме официальных корреспондентов. Фотолюбитель Александр Никитин нарушил этот запрет, сделал три снимка разрушенных домов и поплатился за них жизнью: бдительные граждане сдали его в милицию. Помимо фотокамеры, у него нашли карту, на которой Никитин отмечал места разрушений. Этого было достаточно для обвинения в шпионаже, Никитина осудили на пять лет по 58-й статье, и он умер от истощения в лагере под Соликамском.

Хотя современность я ненавижу не меньше.

"Слишком концептуально для темы блокады, эта тема может репрезентироваться только с помощью фотографий военных фотокоров", а мой проект как раз как бы против них, против монополии государства на картинки", – рассказывает Максим Шер. Он рассчитывал на помощь музея ГУЛАГа, который мог бы помочь в розысках материалов в архивах ФСБ, но и там его проект не вызвал интереса. Формулировка отказа возмутила Максима Шера. Сотрудница этого "государственного учреждения культуры города Москвы" Елена Солозобова объяснила ему, что научно-методический совет музея не счел возможным заниматься делом Никитина, потому что фотограф-любитель, знавший, что без разрешения снимать нельзя, тем не менее пошел снимать и был осужден по законам военного времени, – значит для музея это не тема.

Александр Никитин после ареста. Фото из архива КГБ


@темы: Ленинград

14:50 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Пытаюсь теперь представить, как над знакомыми местами выростали пути и паровозы уходили вдаль.






@темы: Ленинград

14:24 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Довольно не плохо, информативно +отличный архив показан.
Ну и любимая Ладога


@темы: Ленинград

10:50 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
коротенькая советская документалка о симфоническом оркестре в Блокаду - с самим Элиасбергом!

@темы: Ленинград

22:31 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Реишили посмотреть что-нибудь о Блокаде, неожиданно увидела документальный фильм - нидерландский.
оказался о современности. И очень грустным.

@темы: Ленинград

12:03 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
"— Вообще ведь Эрмитаж вывез миллион сто семнадцать тысяч предметов, но тут уже выступает статистика, а это скучно и неинтересно. В залах картин практически не было. Но нельзя было эвакуировать фреску Анджелико, нельзя было эвакуировать огромный картон Джулио Романо — даже на валу он бы рассыпался, нельзя было эвакуировать роспись лоджии Рафаэля. Осталось и то, что могло само по себе сохраниться, рамы например.

— Какой вид имели залы?

— Пустые рамы! Это было мудрое распоряжение Орбели: все рамы оставить на месте. Благодаря этому Эрмитаж восстановил свою экспозицию через восемнадцать дней после возвращения картин из эвакуации! А и войну они так и висели, пустые глазницы-рамы, по которым я провел несколько экскурсий.

— По пустым рамам?

— По пустым рамам.

— В каком году?

— Это было весной, где-то в конце апреля сорок второго года. В данном случае это были курсы младших лейтенантов. Курсанты помогли нам вытащить великолепную ценную мебель, которая оказалась под водой. Дело в том, что мы не смогли эвакуировать эту мебель. Она была вынесена в помещение конюшен (в первом этаже, под висячим садом). В сорок втором году сверху прорвало воду, и мебель, великолепный набор: средневековье, французский классицизм — все оказалось под водой. Надо было спасать, перетащить, а как и кто? Эти сорок старушек, которые были в моем подчинении, из которых не менее трети было в больнице или стационаре? И остальные люди — это все инвалиды труда или те, кому семьдесят с лишним. А курсантов привезли из Сибири, они были еще более или менее сильные, их тут готовили на курсах младших лейтенантов. И они переволокли мебель в тот зал, где безопасно сравнительно, и тут до конца войны она стояла. Нужно было поблагодарить их. Выстроили их в зале (вот между этими колоннами), сказали им какие-то слова, поблагодарили. А потом я взял этих ребят из Сибири и повел по Эрмитажу, по пустым рамам. Это была самая удивительная экскурсия в моей жизни. И пустые рамы, оказывается, впечатляют».
из разговора с Павлом Филлиповичем Губачевским, "Блокадная книга" Адамовича-Гранина

@темы: Ленинград, прочлось

10:07 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Никогда не знаешь, на каком моменте проберёт. Читаешь-смотришь-читаешь, нормально-нормально-нормально, а потом - хлобдысь!
Чем не сравнится политика истребления людей у нацистов ни с какой другой? Точным расчётом, холодным педантичным вычислением - а как больше, быстрее, незаметнее. Эффективнее. Масштабы и холодные головы не сопоставимы ни с чем.
"Массовый голод - это тихие смерти: сидел и незаметно уснул, шёл - остановился, присел... Многие наблюдали, запомнили жуткую "тихость" голодных смертей.
"Я шла с работы, и вот (угол проспекта Газа и Огородникова) женщина одна идет и говорит мне: "Девушка! Ради бога, помогите мне!" Я мимо шла, говорю: "Чем я могу вам помочь?" - "Ну, доведите меня до этого забора". Я довела ее до этого забора. Она постояла, потом опустилась и села. Я говорю: "Чем вам помочь?" Смотрю, она уже и глаза закрыла. Умерла!" (Никитина Елена Михайловна)"

"Блокадная книга"

@темы: Ленинград

01:39 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
В качестве туристического места решила избрать Уделку. Сегодня сама утащила даже для себя уйму странных книг и одну невероятно ценную - Блокадную книгу Адамовича-Гранина

@темы: Ленинград

12:11 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги

В сети вы можете найти небольшие заметки о Романе Ильиче Грубере. И даже немного воспоминаний о нём. Но почему-то на необъятных просторах не найти его собственного рассказа "Как печаталась книга". Он есть в теперь уже редком издании "Музыка продолжала звучать" А.Крюкова (в итоге, мне его выслали из Тель-Авива (!!) с печатью местной библиотеки. Впрочем, смотрю на алибе ещё три книги есть), и в совсем уже малотиражном консерваторском, посвящённом Роману Ильичу.
А речь там идёт об издании двухтомника "История музыкальной культуры", которое пришлось осуществлять в Ленинграде в Блокаду.
В то время происходило огромное количество событий, сейчас никак не укладывающихся в голове. Но отчего-то история вокруг книги о музыкальной культуре, изданию которой способствовало такое количество уставших, голодных, замёрзших и умирающих людей, которых смог вдохновить своей почти одержимостью (как говорили о нём знавшие лично люди) Роман Ильич Грубер - кажется абсолютно фантастической.

Мне кажется, такое обязательно надо знать. Поэтому (искренне надеюсь, что отутствие в сети не связано с авторскими правами. Хотя - ну простите!) вот, опуская история об издании книги в блокадном Ленинграде. Прошу прощения, опустила некоторое количество текста. Но, вероятно, чуть позже дополню до конца.
Текст большой, не очень формат блога - оригинал всё же почти 15 книжных страниц.

Роман Грубер.
Как печаталась книга.

Июня 1941 года в Ленинграде выдался ясный солнечный день.


@темы: прочлось, Ленинград

15:34 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Блокадница Светлана Магаева рассказывает, что её учитель музыки, Лидия Фёдоровна, в блокадном Ленинграде подкармливала маленькими кусочками хлеба свой рояль по имени Вольфганг Амадей...

Светлана Магаева "На краю жизни"
ВОЛЬФГАНГ АМАДЕЙ
декабрь 1941
Старая учительница музыки обожала свой рояль и называла его «Вольфганг Амадей». Огромный концертный рояль занимал большую и лучшую часть комнаты, оставив совсем немного места для письменного стола и узкой кровати. Возраст его был весьма почтенным. Он «родился» в прошлом веке и уже поэтому был самым главным в скромной комнате, заполненной нотными тетрадями, которые стояли на полках, тесно прижимаясь друг к другу, и кипами лежали на столе и подоконниках.
Лидия Федоровна не была хозяйкой своего рояля в строгом смысле этого слова. Она служила ему, она принадлежала ему и воспевала удивительные его способности и необыкновенный, изумительно красивый тембр его звучания. Наверно, поэтому я прекрасно помню, как выглядел великолепный рояль, и никак не могу припомнить черты лица старой учительницы.
<...>
Услышав, что мы пришли, Лидия Федоровна открыла глаза и чуть привстала. Пожаловалась, что нет сил подняться, и попросила маму… приютить Рояль, когда ее не станет. Мама молчала, не зная, как объяснить, что мы не можем взять Вольфганга Амадея к себе. У нас не было сил перенести его на четвертый этаж, ведь не пойдет же он сам по ступенькам. Лидия Федоровна упорствовала и сказала… что Вольфгангу Амадею положена хлебная карточка, 125 граммов хлеба в день. И радио обещало повысить эту норму к весне. Помолчала и добавила, что Вольфганг Амадей ест совсем немного. Он просто не может съесть весь паек. Часть хлеба остается, и его можно доедать. Вскоре больная задремала, и мы с мамой вернулись домой.
<...>
После войны соседка Лидии Федоровны рассказала, что под крышкой рояля она обнаружила высохшие ломтики хлеба. Стало быть, умирающая от голода учительница музыки «подкармливала» великого Вольфганга Амадея. Это настолько неправдоподобно, что я до сих пор опасалась рассказывать о жертве Лидии Федоровны, боясь, что мне не поверят и я невольно нанесу ущерб памяти о старом педагоге.

@темы: прочлось, Ленинград

13:33 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
18 ноября 41го года Витольду Явшицу исполнилось 11 лет. Он жил в Ленинграде. Мама подарила ему кусочек хлеба - богатство. Витольд пошёл погулять и встретил во дворе друга. Тот спросил - что ему подарили? Витольд тут же показал кусок хлеба и друг предложил обмен - кусок хлеба на набор хорошей английской акварели Винзор. Витольд ликовал и был счастлив, дома, правда, не очень оценили... При коптилке мальчик начал делать копию Бахчисарайского фонтана Брюллова.
Художник Витольд Явшиц до сих пор живёт в Петербурге.


@темы: Ленинград

15:09 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
полная запись с Татьяной Мэй о Петербурге и Блокаде



рекомендованные в передаче книги:
блокадная книга
дневники шапориной
записки блокадного человека гинзбург
блокадная этика яров
дети блокады разумовский

@темы: увиделось, Ленинград

не видел

главная