• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: шоа (список заголовков)
12:15 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Из Карского много хочется цитировать, но вот это так немного наивно и потому пронзительно..

Подпольная пресса писала не только о политике и войне, но и о культуре и религии. У меня сохранился текст, опубликованный весной 1942 года, который можно смело назвать современным толкованием молитвы «Отче наш». Это волнующая, печальная и страстная молитва польского Сопротивления. Она была напечатана во многих газетах, и тысячи мальчиков и девочек заучивали ее наизусть в подпольных школах: Отче наш, сущий на небесах,обрати свой взор на Польшу, нашу страждущую родину Да святится имя Твоев час нашей бесконечной скорби, в час безмолвия. Да приидет Царствие Твое.Каждый день возносим мы молитву, упорно уповая на то, что Царствие Твое начнется в Польше и снизойдут на нас в сиянии свободы Любовь и Мир. Да будет воля Твоя и на земле, как на небе.На все Твоя воля. Но не может быть, чтобы по Твоей воле убийство и разбой царили в мире и проливались реки крови. Пусть по воле Твоей откроются двери застенков, и не будет больше на земле заполненных трупами рвов, и не терзает наши души дьявольский бич страха. Пусть не огонь и бомбы, а тепло и свет посылает нам небо. Сделай так, чтобы самолеты были вестниками радости, а не смерти. Да исполнится воля Твоя. Господи, обрати свой взор на нашу страну, усеянную могилами, будь путеводным светом для сыновей, отцов и братьев наших, для польских воинов, чья дорога к дому пролегает через битву. Пусть море и земля вернут усопших, пусть пески пустыни и сибирские снега отдадут нам хотя бы тела тех, кого мы любили. Хлеб наш насущный дай нам на сей день.Но не тот насущный хлеб, что приносит нам ныне каждый день. Ибо он — слишком тяжкое бремя для наших плеч, бремя исхода и изгнания, бремя смерти в темнице, от пули, от пыток в лагерях, от голода, на поле боя. Это бремя молчания, тогда как крики боли рвутся из груди. Наш хлеб насущ ный — холод стали на запястьях. Пош ли нам, Господи, помимо этого хлеба насущного, упорство, силу, волю и терпение, дабы мы выдержали все и не вскричали до срока. И прости нам долги наши.Прости нам, Господи, если мы слишком слабы, чтобы раздавить гадину. Укрепи нашу длань, да не дрогнет она, когда настанет час мести врагам. Они согрешили против Тебя, нарушили Твои предвечные законы. Не дай же и нам согрешить против Тебя. Пусть наш грех порождается слабостью, а не порочным произволом, как у них. И не введи нас в искушение.Не введи нас в искушение, но погуби проникших к нам предателей и соглядатаев. Не дай корысти ослепить сердца богатых. Пусть сытый накормит голодного, пусть всегда и везде помогают друг другу поляки. Да остаются наши уста немыми под пыткой. И да не поддадимся мы искушению завтра забыть все нынешние страдания. Но избавь нас от лукавого.Избавь нас, Господи, от зла. От смертельного врага отчизны нашей. Спаси нас от мучений в лагерях, от смерти на земле, в воде и в воздухе и от предательства ближних. Аминь.Сделай так, чтобы мы снова стали хозяевами на своей земле. Пусть наши сердца вкусят безмятежности морских просторов и красоты горных вершин. Да насытятся толпы жаждущих Светом Твоим, Господи. Пусть по воле Твоей мы установим справедливость в новой Польше. Аминь. Дай, Боже, нам Свободу. Аминь.

@темы: прочлось, Шоа

10:30 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
В лагере в Белжце по немецкому отчету уничтожено 434 508 евреев. Есть основания полагать, что жертв было около 600 тысяч евреев и около двух тысяч цыган.
При этом территория мала ничтожно и количество палачей смехотворно. Ну вот как...

Лагерь занимал ничтожно маленькую территорию: 270х270 метров. Всего в лагере действовало 20-30 немцев, командовавших уничтожением. Им помогали 90-120 украинцев. Все они были военнопленными РККА, которые согласились сотрудничать с немцами, и почти все они ранее были заключенными Травников, тренировочного лагеря для бывших военнопленных. В лагере также работали 700 – 1000 заключенных евреев, часть которых выгружали трупы из газовых камер и хоронили их, а другие обрабатывали вещи, оставленные жертвами.

@темы: Шоа

10:37 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Массовики-затейники, ишь

На концерты непременно приходили немцы из лагерной администрации, солдаты роты охраны. Программа подбиралась с учетом вкуса немцев. Исполнялись арии из оперетт, струнный оркестр играл русскую народную музыку. Хор исполнял по заказу немцев «Стеньку Разина». Пели «Катюшу», «Синий платочек», «Землянку» [202] . В репертуар многих лагерных хоров со второй половины 1943 г., как правило, входил переработанный неизвестным автором, однако выдаваемый за народный, текст нового советского гимна, который был назван «Гимн освобождения». Листовки со словами «гимна» разбрасывали в расположении частей Красной Армии на фронте; гимн был опубликован во всех русских оккупационных изданиях:

«В союз угнетенных республик голодных

Сковали советы великую Русь.

Да рушится ставший тюрьмою народов

Единый концлагерь – Советский Союз.

Припев:

Встань же, отечество наше голодное,

Власти жидовской разрушим оплот,

Знамя советское, антинародное

В час избавленья навеки падет!

Сквозь грозы сияла нам солнце свободы,

Но Ленин великую Русь разорил,

Сменил его Сталин, на горе народу,

Он русскую землю всю кровью залил.

Припев.

Мы армию нашу готовим к сражениям,

Мы сталинцев подлых с дороги сметем!

В восстаньи решим мы судьбу поколений,

Мы к славе отчизну свою приведем!» [203]

Припев.

 

Арон Шнеер "Плен"


@темы: Шоа

22:28 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
кстати (или не очень)
Кадиш Галича

@темы: Шоа, услышалось

20:24 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
, штурмбаннфюрерСС профессор Хирт 9 февраля 1942 г. обратился к рейхсфюреру ССГимлеру с донесением: «...относительно поставки черепов еврейско-большевистских комиссаров для научных исследований в Имперский университет в Страсбурге:…мы имеем обширную коллекцию черепов почти всех рас и народов. Лишь черепов евреев наука имеет в своем распоряжении очень немного. Война на Востоке дает нам теперь возможность устранить этот недостаток.Что касается еврейско-большевистских комиссаров, с их характерными предельно отвратительными чертами деградирующего человечества,мы будем иметь возможность, располагая их черепами, получить конкретный научный документ. Практическое проведение беспрепятственного получения и отбора черепного материала наиболее целесообразно осуществить в форме указания Вермахту о немедленной передаче в будущем всех еврейско-большевистских комиссаров живьем полевой полиции. Полевая полиция в свою очередь получает указание непрерывно сообщать определенному учреждению о наличии и местопребывании этих пленных евреев и как следует охранять их до прибытия специального уполномоченного. Уполномоченный по обеспечению материала (молодой врач вермахта или даже полевой полиции или студент-медик, снабженный легковым автомобилем с шофером) должен произвести заранее установленную серию фотографических снимков и антропологических измерений и по возможности установить происхождение, дату рождения и другие личные данные. После умерщвления еврея, голова которого повреждаться недолжна. Он отделяет голову от туловища и посылает ее к месту назначения в специально для этой цели изготовленной и хорошо закрывающейся жестяной банке, наполненной консервирующей жидкостью»

@темы: Шоа

23:49 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Если отбросить аналитическую часть интереса к Шоа, т.е. природу человеческой жестокости, ненависти, коллективного сознания и эффекта обезличивания, а оставить лишь эмоциональную часть вопроса, которая всё время возникает, то формулировка примерно такая:
бесконечные грани удивления и тотального внутреннего поражения, вопрос: "И такое возможно?!" причем как к циничности, педантичному подходу к жизни личности, так и к бесконечному самопожертвованию и сочувствию. Впрочем, то же можно сказать и о некоторых видах искусства, той же музыке.
Шоа - это какая-то концентрированная суперполифоничная музыка человечества. Берлиоз нервно курит. Когда хочется упасть на колени, закрыть голову и оглохнуть. Но невозможно отвернуться, не-воз-мож-но.

@темы: Шоа

23:01 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
"Плечом прижимаюсь к сожженным плечам"

Я как-то не по бардам. Даже великие Окуджава, Галич - нет, они прекрасны, но сама бардовская культура не моя, хотя во дворике Окуджавы на день рождения его была, очень трогательная компания.
А сегодня случайно наткнулась на Александра Моисеевича Городницкого, точнее на две песни - Треблинка и Освенцим. Скрутило... Ох скрутило. Порыдать, включить "Клинику" и спать. Завтра отслушаю Кадиш Галича.
Очень-очень хочу написать заключительную работу для курса по музыке Шоа, уже говорила как-то... Музыка особо остро придает реальность.
Нет, правильно у меня сложная собака. Отвлекает от этого, сильно отвлекает и хорошо. Потому что не-воз-мож-но.

@темы: Шоа

12:51 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Фильм о Фане Бранцовской наконец выложил Яд Вашем.
Так долго ждала, что слова не чередуются

@темы: Шоа

19:21 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
жестокий фильм Ростовщик

но речь про опыт народа отличная

@темы: увиделось, Шоа

18:18 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
В книге о Собиборе очень много Саши Печерского. Он потрясающ, еще больше, чем можно представить. оказывается, он тоже делал немного записей неразборчивым почерком в лагере

Например

26 сентября. День обычный. Утром нам раздали по кружке кипятку, в двенадцать часов – по кружке воды с затхлой крупой, а вечером – по кусочку хлеба. Двадцать пять человек в добавок к этим порциям получили по двадцать пять плетей за разные „провинности“. Каким-то чудом я избежал избиения. Случилось это так. Сорок человек нас работало на колке дров. Изголодавшиеся, утомленные люди с трудом поднимали тяжелые колуны и опускали их на громадные пни, лежащие на земле. Френцель ходил между нами и с размаху хлестал толстой плетью, приговаривая: – Шнель [быстро (нем.)] , шнель! Он неслышно подошел к невысокому, в очках, худому как щепка, голландцу и остановился за его спиной. [Здесь, как и в других аналогичных случаях, имеется в виду не национальность, а гражданство человека. В данном случае речь идет о голландском еврее.] Голландец на минуту прервал работу, чтобы протереть стекла очков, и тотчас на его голову опустилась плеть Френцеля. Очки голландца упали на землю, и стекла разбились вдребезги. Полуослепшими глазами тот не различал стоящего перед ним пня. Слабыми руками поднимал он колун и опускал, как попало, на пень. Френцель взмахнул плетью. Голландец застонал от боли, но не смел оторваться от работы и продолжал раз за разом бить, как попало, колуном по пню. И в такт этим ударам Френцель, улыбаясь, бил его плетью по голове, с которой свалилась шапка. Я стоял совсем близко, в метрах пяти, от голландца и не в силах был оторвать глаз от этой жуткой сцены. Я как завороженный смотрел на нациста и его жертву, хотя и знал, что за малейший перерыв в работе меня постигнет та же участь. Проклятый немчура заметил, что я перестал колоть свой пень. Он подозвал меня: – Ком! [подойди (нем.)] Затем, вспомнив, видимо, русское слово, добавил: – Иди, иди! „Попался! – подумал я. – Теперь и меня изобьет, как голландца. Ну, что поделаешь… Главное, надо показать этому мерзавцу, что я не боюсь его“. И я твердо выдержал испытующий, насмешливый взгляд Френцеля. Он грубо оттолкнул голландца и сказал на ломаном русском языке: – Русски зольдат, тебе не есть по нраву, как я наказал этот дурак? Даю тебе ровно пять минутен. Расколешь за это время пень, получишь пачку сигарет. Опоздаешь секунду, всыплю двадцать пять плетей. Он снова улыбнулся, отошел на несколько шагов от меня и вытянул вперед руку с часами в золотом браслете. Подавив в себе жгучее желание вцепиться в горло этого борова, я внимательно окинул взором пень и, пока Френцель засекал время, рассчитал, как удобнее всего его расколоть. Френцель скомандовал: – Начинай! Я стал колоть. Колоть здоровенный пень тяжело, страшно тяжело, но я всаживал в него топор так, словно всаживаю его в башку этого зверя, стоящего рядом… Все было как в тумане, я уже ни о чем не мог думать, этот огромный пень заслонил собой весь мир… Но вот последним ударом я доколол его и тогда только почувствовал, что я не в силах еще раз взмахнуть колуном. Несмотря на холодный дождь, все мое тело было облито потом. Поясница и руки мучительно ныли. Сердце сильно билось. Подняв с трудом голову, я увидел, что Френцель протягивает мне пачку сигарет. – Четыре с половиной минутен, – сказал он. – Раз обещаль – значит, так. Получай. Я не мог себя принудить взять сигареты. Благоразумие подсказывало мне: „Возьми. Не возбуждай против себя начальника сектора...“ Но я не мог принять что-либо от этого негодяя, только что избившего несчастного голландца. – Спасибо, я не курю, – ответил я и пошел к своему месту, чтобы взяться за работу…»20

@темы: Шоа

18:15 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
а вот и фильм - собрание воспоминаний детей, выживших родителей и новых приёмных родителей
onlainfilm.ucoz.ua/load/voennyj/v_chuzhie_ruki_...

и песня ЗКс Чужого небесного города.

mp3.music.lib.ru/mp3/z//zlyekukly/zlyekukly-syn...

СЫН

Отец:
Глаза твои как озера,
Глубже воды не увидеть.
А в моих - только стыд,
Только боль и раскаяние.
Возьми все свое и иди.

Мать:
Больше, чем можно представить,
Спрячу за маской, за фреской,
Где лицо без единого
Отблеска чувства.
Возьми все свое и иди.

Отец:
Я в дорогу собрал тебе книги,
Будет нужно - на хлеб обменяешь.
Этот груз не велик,
Этот вес не измеришь
Возьми все свое и иди.

Мать:
В рукаве я зашила монеты,
Будет нужно - выкупишь книги.
Все, что есть, все, что было,
А больше не будет.
Возьми все свое и иди.

Голос:
Тому, кто уйдет безвозвратной дорогой,
Спасенья тому и открытий,
Оставшимся - только забвение...

Отец:
Для тех, кто останется в доме,
Навеки заснувшее время
Подарит покой
И смутные тени.
Возьми все свое и иди.

Мать:
Для тех, кто останется в доме,
Неслышные годы гаданья,
Что кончится раньше -
Жизнь? Ожиданье?
Возьми все свое и иди.

Голос:
Тому, кто уйдет безвозвратной дорогой,
Спасенья тому и открытий,
Оставшимся - только забвение...

@темы: Улиссианство и Адризм, Шоа

15:31 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
19:33 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
мы тут обсуждаем вяло иногда с бро современные войны и боевые точки, коих, дочерта.
И одно но - сейчас много личных открытых блогов. И я давно посматриваю записи отдельных людей с разных сторон.
И чтобы они там не писали, про свои стороны, делятся на два типа - одни так или иначе оплакивают новых жертв, а другие говорят о "силе" и "мы победим".
Т.е. на лицо личный и безличный подходы.
Это же мы с бро обсуждали на тему Шоа, где палачи обезличивались как "мы - арийцы" и "они - номера".
Люди скрывались за идеологией, и только личности моглли противостоять.
Эту мысль мы начали, впрочем, после Стенфордского эксперимента, где на тюремщиках форма и - ! - чёрные очки, и они уже к вечеру первого дня заменили имена числами.

@темы: Шоа

17:49 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
гуманизма письмо

исьмо генерального
комиссара Белоруссии В. Кубе рейхскомиссару Остланда Г. Лозе, в котором 16 декабря
1941 г. Кубе писал:
"...Я прошу тебя лично дать официальную директиву о позиции гражданских властей
относительно евреев, депортированных из Германии в Белоруссию. Среди этих евреев
есть люди, которые воевали на фронте (в Первую мировую войну) и награждены
Железным крестом первой и второй степени, инвалиды войны, наполовину и даже на три
четверти арийцы...
...Я безусловно тверд в своем мнении и желаю содействовать решению еврейского
вопроса, но эти люди, которые принадлежат к нашей культуре, отличаются от тупого
стада местных. Может быть, возложить массовые расстрелы на литовцев и латышей,
которые чужды и местному населению. Я не могу этого сделать. Прошу тебя дать
точные директивы, чтобы надлежащая акция была проведена наиболее гуманным
образом".23

@темы: Шоа

23:15 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Завтра буду искать его дневники. Он прекрасен. ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%B5%D1%80%D0%B...

@темы: Шоа

16:04 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
в уроке есть выдержки из "Хроник лодзинского гетто" - надо найти.
Это даже где-то забавно.
2) Кража ступеней
"Жильцы одного дома очутились в престранной ситуации, когда, проснувшись утром,
обнаружили, что неизвестные лица украли в их доме входную лестницы вместе с
перилами"
3) Аферисты-почтальоны
"Сегодня опубликовано воззвание к населению за номером 194. Председатель юденрата
предупреждает население о проделках шайки аферистов, выдающих себя за почтальонов и
оповещающих жильцов о якобы пришедших на их имя посылок, за что они получают
обманным путем "чаевые". Воззвание напоминает, что все действительные почтальоны
снабжены нужными документами, извещения на все почтовые получения выдаются
только им".

5) Необычная кража
"Вчера вечером на улице Бжезинска гнались за вором, буквально прогнувшимся под
тяжестью своей добычи - входной двери от бакалейной лавки Эпштейна, что в доме N-43
по этой улице. Вора поймали, дверь возвращена законным владельцам.
Сегодня вора приговорили к 3 месяцам тюремного заключения. Это некий Фрейлош Киве
(Kiwe), известный в преступном мире под кличкой "Могн" (желудок).

@темы: Шоа

11:15 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
"Осуждением или отказом можно загородиться от тяжёлого зрелища ... но важнее не найти в душе готовое осуждение, а вступить в контакт с теми, кто погиб или мучается сегодня, сохранить своё "я" открытым для мучительного диалога (со-общения, вступления в отношение общности) с их жизненными историями. Эта позиция - самая трудная и невыгодная, но она позволят сохранить своё "я" открытым для любого социального опыта".
И.Кукулин, предисловие к книге "Холокост" Чарлза Резникоффа.

Вчера пошла за кроссовками. Вернулась с тремя. Ну, не совсем кроссовками. Ну ошиблась дверью, вместо обувного попала в книжный Порядок слов. Ну нельзя же уйти просто так.
Взяла собрание воспоминаний о Собиборе, воспоминании о матери Аллы Шаховской, которая была в Освенциме и поэму "Холокост" Чарлза Резникоффа.
С большим сомнением брала последнюю, подумав - поэма?! што? Но любопытство взяло верх.

"Всё нижеследующее основано на опубликованной правительством США книге "Процессы над военными преступниками, предшествовавшие Нюрнбергским военным трибуналам", а также на материалах проесса Эйхмана в Иерусалиме" Ч.Р.

Я писала о книге по "Шоа" Ланцмана - как удивительно смотрятся тексты о Шоа в виде свободной стихосложной форме. Здесь вышло очень похоже.

Мне нравятся слова из предисловия - со-общение и мета-свидетель. Очень точные. Поэма разбита на несколько глав и состоит из разрозненных обрывков, событий, выхваченных будто случайно. Воспоминания максимально обезличены, там нет имён, мест. "Он придал свидетельствам интонацию притчи - ветхозаветной, хасидской или даже, может быть, евангельской. "Один еврей...". "Один немецкий священник...."
Читать её, как Чёрную книгу, очень сложно долго, даже одну длинную историю невозможно прочесть за раз. Не смотря на отсутствие имён, события выглядят очень достоверно.

Я не смогла найти её в сети, книга у нас переведена (Андрей Сен-Сеньков) и издана (Порядок слов) только в этом году, кажется, в марте-апреле, хотя написана и издавалась в мире с 1975 года. И это хорошо, что она вышла.



@темы: прочлось, Шоа

10:50 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Утро началось с трудов, посвящённых сионистской верхушке в нацистской Германии, бррр
хочется весь день просидеть под ледяным душем, обняв коленки

@темы: Шоа

22:31 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
сто лет не открывала Черную книгу, стала читать про Понары. Блин, каждый раз как первый, к этой реальности нельзя привыкнуть. При немцах надо говорить, что мы занимаемся заготовкой леса. Не успели мы все это услышать, как раздался свисток, и мы должны были подняться наверх по лестнице. Нас построили попарно и повели. Первое, что нас ошеломило – это запах. Надзиратель СД сказал: – Возьмите лопаты, отбросьте песок и если увидите кости, то выбрасывайте наверх. Я взял лопату, опустил в песок она сразу наткнулась на что-то твердое. Я отгреб песок и увидел труп. Надзиратель сказал: "Ничего, так надо". То была колоссальная яма, которую начали заполнять еще с 1941 года. Людей не закапывали и даже хлорной известью не заливали, это был конвейер, действовавший непрерывно. Трупы падали в беспорядке, в разных позах и положениях Люди, убитые в 1941 году, были в верхней одежде. В 1942 и 1943 гг. была организована так называемая зимняя помощь, – кампания "добровольного" пожертвования теплой одежды для немецкой армии. Пригоняемых на расстрел немцы заставляли раздеваться до белья, а одежда шла в фонд "добровольных" пожертвований для немецкой армии. Техника сожжения была такая: на краю ямы из сосновых бревен строился очаг, 7х7 метров, помост, один ряд стволов, поперек стволы, а в середине труба из сосновых стволов. Первая операция состояла в том, чтобы разгребать песок пока обнаруживалась "фигура", (немцы велели так называть трупы). Вторую операцию осуществлял "крючок", так назывался рабочий, который извлекал тела из ямы железным крючком. Тела лежали плотно. Два "крючка", обычно это были самые сильные люди из рабочей команды, забрасывали крюки и вытаскивали труп. В большинстве случаев тела разваливались на части. Третью операцию делали носильщики – трегеры. Надо было положить на носилки труп, причем немцы контролировали, чтобы на носилках была действительно целая фигура, т.е. две ноги, две руки, голова и туловище. Немцы вели строгий учет того, сколько тел извлечено. У нас было задание сжигать 800 трупов в сутки; мы работали от темноты до темноты. Трегеры относили тела к деревянному очагу. Там "фигуры" укладывались рядами, одна к другой. Когда был уложен один слой, наверх клали еловые ветки; специальный рабочий – офенмайстер следил за топливом и обеспечивал костры сухими бревнами. Когда бревна и ветви были уложены, все это поливалось горючим черным маслом, -тогда укладывался второй слой, за ним третий и т.д. Таким образом эта пирамида достигала четырех метров, а иногда и больше. Пирамида считалась готовой, когда в ней было три с половиной тысячи трупов. Ее обильно поливали горючим маслом не только сверху, но и с боков, обкладывали по бокам специальными сухими бревнами, обливали бензином в достаточном количестве, закладывали одну или две термитных бомбы, и вся пирамида поджигалась. Немцы каждое такое сожжение обставляли очень торжественно. Пирамида обычно горела трое суток У нее было характерное невысокое пламя; густой, черный, тяжелый дым как бы нехотя поднимался наверх. Он содержал большие хлопья черной сажи. Возле костра стоял файермайстер с лопатой, он должен был следить, чтобы огонь не потухал. Через трое суток оставалась груда пепла с частицами неперегоревших костей. Глубокие старики и физически немощные люди работали на трамбовке. На огромный железный лист лопатами сваливали перегоревшие кости, их дробили трамбовками, чтобы не сохранилось ни одного кусочка кости. Следующая операция заключалась в том, чтобы размолотые кости просеивать лопатой через мелкую металлическую сетку. Эта операция имела двоякий смысл. Если на сетке ничего не оставалось, значит их хорошо раздробили, а, во-вторых, при этом обнаруживались металлические несгоревшие ценные вещи, золотые монеты и т.д Следует упомянуть еще об одной операции. Когда из ямы выносили труп, то специальный человек вставлял металлический крючок трупу в рот и если обнаруживал коронки, или золотые мосты, то вырывал их и складывал в специальную коробку." Были ямы, в которых находилось по 20 тысяч трупов. Смрад буквально выворачивал наружу нутро, доводил до головокружения. www.nnre.ru/istorija/chernaja_kniga/p1.phphttp:...

@темы: Шоа

17:19 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
мне кажется, 80% вроде хороших фильмов о Шоа портит душещипательная музычка с солирующей скрипкой. Хотя, может она наоборот оттягивает кошмарность типа? Не знаю, не знаю.
Посмотрели фильм про Ирену Сендлер, американский.
И вот эта дурацкая скрипичная тема прямо вот фу там.

@темы: Шоа, увиделось

не видел

главная