• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:11 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
давненько я не была в такой беспросветноц заднице.

17:59 

Вчера ещё не было лету конца, оно, как и мы, умирать не умеет...

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги

Удивительно торопиться нарисовать полевые цветы, увядают которые на глазах.

Вся семья как-то ушла в безденежье. У Мухи вечером высыпала какая-то сыпь, денег нет...
Уныние ужасное и безработится.
На утренней прогулке собрала цветов, плохо вышли.
Но цветы популярны, вдруг кому-то приглянуться...
Я не знаю, что делать.







@темы: звукомицвет

20:39 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Выпуск переиздания перенесли на оооосень.
Поэтому быстрокартинка с Артуром и Романом.

@темы: Улиссианство и Адризм

16:48 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
пересматриваю свои фраевские картинки и мучительно думаю - имеет смысл их вставлять в своё портфолио или это совсем детство какое-то...
они чёрные все такие, бр


15:49 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Вообще кабздей в том, что обещалась быть очень выгодная неделя по выгулам, но, естественно, наверное с месяц я не смогу никого выгуливать.
А другой работы у меня нет. Вообще.
Никакой.
Какие-то частные заказы несколько штук успешно сливаются.

И чего вот с этим делать я не знаю.
Кому нужен однорукий художник?

11:46 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Я даже маленькую конфету не могу в рот положить больной рукой. Вообще чувствительность ужасная, боль постоянная и ноющая.
Ненавижу болеть, ненавижу слабость.
Понятно, что это пройдёт, но блин((

19:10 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Во всей этой ситуции радуют две вещи:
-я смогла быстро воспользоваться знаниями с курсов первой помощи
-я так и не стала бояться собак

Даже если это 40килограммовые вееры.

Правда в тот момент я вела себя как дура - надо было прикрыться чем-то.
Но блин, нам объясняли кучу всего по безопасности животного и ни слова о том, а как обезопасить себя!

18:42 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги

13:39 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
-Пока я бродила за псом, который сорвался с амуниции, подрал меня и жрал всё, что находится во дворе, соседи вызвали полицию.
Полиция вежливо поздоровалась, двое мужчин осведомились, что здесь происходит и моя ли это собака. Я сказала, что я выгульщик, произошло ЧП и просто показала руку. Ну и пошла караулить пса, чтобы не убёг.
Полицейские стояли и курили как можно дальше от нас.
Пока я навернула ещё один круг, подъехала ещё одна машина и оттуда вышли ещё двое полицейских и встали рядом с друзьями. Четверо мужиков курили в сторонке и наблюдали, как я пытаюсь придумать, что делать с собакой. Крикнула им поискать хотя бы мой рюкзак, который я швырнула, когда доставала из него бинт.
В итоге пёс устал и я позвала его в подъезд. Он смиренно пошёл, мне было очень неуютно находится на узкой лестнице (про лифт и говорить нечего) рядом с псом, который два раза уже кинулся на меня. И я попросила хоть кого-нибудь сходить со мной.
В итоге пошёл один, шёл на пару пролётов ниже пса и типа подгонял его.
Пса я быстро заперла в квартире и спустилась во двор. Четыре мужика тут же окружили меня, подвели к скамейке, сказали, что вызвали скорую и начали шумно обсуждать, что надо было делать.
-Вот надо было дубинкой его и всё.
-Да что ему твоя дубинка, вцепился бы в другую руку.
-Шокером лучше всего!
Я аккуратно вставила:
-С шокером таже фигня бы была, ещё бы и по себе ударили...
Полицейский (тот самый, что таки сходил со мной в подъезд) снисходительно посмотрел на меня:
-Я знаю, что говорить, я пять лет кинологом работаю.

09:17 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Вот вроде знаешь тесную взаимосвязь мышц в руке, а пока не порвут, не прочувствуешь, как малейшее нажатие на кнопку клавиатуры(не дай бог лифта!) отзывается в дыре в предплечье.
На кпп я думала, насколько хрупок человеческий организм и вчера, разглядывая, пардон, кровавый сальник за тонюсеньким слоем кожи лишний раз убедилась в этом.

А как смешно во сне хочешь перенести больную руку, сначала прикидываешь, как менее больно, а потом уже плюешь и кладёшь как попало - больно по-любому.

14:10 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Моя карьера выгульщика безвременно прервалась множественными рваными ранами левой руки :D

Ненавижу Склиф,по чесноку. И пить мне теперь нельзя.

20:45 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Позаботьтесь о собственной безопасности. Это правило номер один на курсе первой помощи.
Прежде всего позаботьтесь о том, чтобы вам лично ничего не угрожало.
И шутка - потому что один труп лучше двух.

Я безумно рада, что однажды (правда довольно поздно) я смогла начать ценить себя и свое единственное здоровье.
Что нужно по возможности максимально высыпаться. Что нужно вовремя есть. Отказываться от того, что тебе не по силам. Не кидаться пушечным мясом на копья.
Потому что если кончишься ты, то больше никому ты помочь не сможешь.
Сотрудник МЧС называет себя "профессиональным трусом".
Просчитайте ситуацию - а точно ли ты сможешь или лучше остановиться?

17:15 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Ну чо, теперь у меня на три года есть удостоверение, что я могу оказывать первую помощь людям.

07:57 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Вообще нахер поездки, пока не научится себя вести снова выкину все деньги на площадку. Пора уже.

07:34 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Никогда не заводите уличных собак.
Эта тупая скотина опять убежала в лесу. Таких рецедивов не было уже не знаю сколько времени. Нет, она не убегает в смысле совсем, а просто ведет себя как пария последняя - ошиваетс вокруг да около, ищет жратву, весело мчится мимо на расстоянии пары метров. Минут двадцать ее ловила нахер. Как же хочется ее там оставить. Ей там хорошо, жратвы вдоволь, свободы вдоволь. Сколько уже, больше года. Больше года я пытаюсь хоть как-то расположить к себе эту тварь. Но нет - вчера она весело бежала ко мне. А сегодня нет - я же не взяла рубец. А без жратвы и разговаривать не о чем.
Нахера я мучаю нас обеих

21:35 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Бабушке исполнилось 90 лет. Её поздравили от лица президента.
Если вы не знаете, что нужно человеку в 90 лет, то вот. Имейте в виду.
Фото Katya Zhivaykina.

19:00 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
набросочек.
Til lille August
Фото Katya Zhivaykina.


Евгений Клюев

Маленький Август

I
От лета осталось совсем ничего — и маленький Август
приходит ко мне поболтать, посидеть на краешке стула,
и в летних его шестилетних словах есть смелость и беглость,
а горечи нет вообще никакой, ещё не настала.

И мы разгова… раз-го-ва-ри-ва-ем, и маленький Август
мне всё до конца объясняет про то, чего я не понял —
прожив мою долгую глупую жизнь и с нею не справясь,
и вечно горя то Господним огнем, а то преисподним.

Но маленький Август спокойно глядит большими глазами
в пучину судьбы и уроки свои мне в сердце вбивает:
мол, зря Вы сказали, что жизнь коротка, и зря Вы сказали,
что лету конец… никакой не конец, концов не бывает.

Ну, раз не бывает, тогда хорошо — и, значит, отныне
не стоит ругать эту старую явь: такая-сякая!..
Я дыней тебя угощу, чтобы сок полуденной дыни
потёк по щекам твоим спелым, струясь — и не истекая.
II
Ах, маленький Август, когда бы всё так на свете и было…
но ты говори, говори, дорогой, ты не прерывайся!
Оно веселее, чем весь этот бред, бред сивой кобылы,
с которым мне жить и с которым дружить… кружить в ритме вальса.

О чём я — да кто б ещё знал, дорогой! О долге, о чести,
о частностях… частых поездках домой — домой, не домой ли,
о чтобы однажды собраться толпой, о чтобы всем вместе:
кто жив и кто умер — и я б прискакал, весь в пене, весь в мыле.

Но ты говори, говори, дорогой: тебе собеседник
почти и не нужен, почти ни к чему, почти и не в радость.
тем паче такой, потонувший в своих мотивах осенних, —
о чём тебе с ним и зачем тебе с ним… ах, маленький Август!

А тот говорит, говорит, говорит — не переставая:
про тиволи, и про кино, и про цирк, про детский театр,
и как одна рыбка вчера умерла, а нынче живая…
мой маленький Август, мой маленький друг, мой врач-психиатр.

III
Его по утрам отправляют в детсад, что неподалёку,
и там у него есть подружка одна, по имени Лоне,
и он ей вчера навсегда подарил такую каляку…
ну, в общем, тарелка одна, НЛО — как на небосклоне.

Тут маленький Август, вдруг переходя на сбивчивый шёпот
и взяв с меня клятву, что я не скажу ни слова соседям,
мне — мне одному! — сообщает: они поставили опыт,
заслав нас на Землю, но все мы с неё однажды уедем!

Ага… я давно это подозревал, поскольку иначе
совсем ничего непонятно вокруг, а так всё понятно,
и все наши дни обретают свой смысл, и все наши ночи.
Но я никому ничего не скажу, соседям — тем паче!

И маленький Август, под-ми-ги-ва-я (мы связаны тайной!),
тихонько уводит меня за собой в счастливое детство:
там Лоне, и маленький Август, и я, и там мы летаем:
они — на пушистых на крыльях своих, а я — как придётся.

IV
Нет, маленький Август, сегодня никак, сегодня я занят.
Тут, видишь ли, братец, такие дела: статья для журнала.
О чём… да о том же, о чём и всегда: что память терзает,
что люди уходят, что годы летят, что жизнь доконала!

Какое там «злитесь»… я сроду не злюсь, но, маленький Август,
у взрослых всегда ведь забот полон рот — помимо… помимо!
Вот вырастешь — и, как и все мы, поймёшь, что возраст — диагноз.
Диагноз-то? Это когда мы больны… стой-стой, не больны мы!

Но маленький Август уже убежал искать подорожник.
И чёрт меня дернул сказать про статью! — твержу в тишине я, —
как будто статья не из тех же бесед, из пустопорожних,
что с маленьким Августом, только в сто раз длинней и скучнее!

Журнал отдыхает, редактор, прости: нахлынула немочь.
«И Вы отдохните», — велит мне мой врач, всевидящий Аргус.
Конечно же, мы отдохнём, отдохнём… вот и Антон Палыч
велел отдыхать в «Дяде Ване» — точь-в-точь как маленький Август.

V
С чем, маленький Август, сегодня? С мечом! С мечом и забралом.
Настала пора, говорит, воевать (не сесть бы мне в лужу,
поскольку я вряд ли кому покажусь совсем таким… бравым.
хоть с парочкой-тройкой нестрашных врагов, наверное, слажу).

Конечно, я сам предпочел бы покой и мирное время,
но, если уж тут распорядок такой, — по коням, мой Август!
Мы всё завоюем с тобой, чёрт возьми, и пусть они в Риме
болтают себе про имперскую спесь, имперскую наглость.

Какая нам разница, что говорят досужие люди?
У нас на войну государственный взгляд — ни больше, ни меньше.
В шесть лет не бывает иначе: врагов карают не глядя,
а после целуют и милуют всех, включая умерших.

Ну что ж, собираемся: я не предам тебя, мой понтифик!
Мы вместе сильны: уже съеден пирог и сок уже выпит,
оседланы кони, рабы сочтены, трепещет противник —
и ластится к нашим сандальям чужой прекрасный Египет.

VI
Мне маленький Август оставил письмо — точней, пиктограмму —
на двери… конечно, приклеив её надёжнейшим клеем,
который теперь уж ничем не содрать (замечу угрюмо).
Хотя… чёрт с ней, с дверью: подумаешь, дверь! Не то мы жалеем.

Не то мы жалеем, не то бережём, роднимся не с теми,
и, в общем-то, даже не теми нас всех зовут именами,
и старость приходит к нам тоже не та: хандря не по теме,
не в те, ах, не в те приглашая места… не то вспоминая!

Составить бы список: куда не ходить и с кем не встречаться,
кого ни за что никогда не пускать в своё мирозданье,
кого назначать себе в чада свои, кого в домочадцы —
и жить бы легко, и делить свои дни с детьми и дроздами.

А на пиктограмме два чахлых цветка из ближнего сада,
подкова коня, ускакавшего вдаль, его же уздечка
(с кем надо дружить до конца своих дней, с кем вовсе не надо)
и в самом углу, умещаясь с трудом, — кривое сердечко.
VII
От лета осталось совсем ничего, но маленький Август
мне пообещал приходить в сентябре — и даже позднее,
поскольку я, значит, один, без него, навряд ли притрафлюсь
к совсем уже близкой осенней поре и той, что за нею.

Забавно… откуда б ему ещё знать о той, что за нею,
когда я и сам-то — на старости лет — теряюсь в догадках
и то леденею от мыслей о ней, то вдруг пламенею
и как-то совсем себя не узнаю в моих одногодках!

Ты, маленький Август, давай не ходи далёко от дома:
на что тебе будущность, как бы она тебя ни манила?
Она ведь такая, дружок дорогой, нечестная дама:
уж я-то знаком с ней, уж я-то прошёл сквозь это горнило.

Но маленький Август умеет считать — и числами тешит
себя и меня, погоняя года вперёд понарошку,
и держит тяжёлое время в руке, как будто игрушку —
игрушку такую для всяких таких особ августейших.

@темы: прочлось, звукомицвет

14:27 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
странно делать перепосты себя, но норм.
Поможите, а? История реально очень странная и жутковатая.

17.08.2017
в 14:25
Пишет видел:

Друзья!
У меня подруга попала в беду с кредитом на косметику "Лазурит". История препоганейшая, признаться, до того момента я не представляла, что такое бывает.
Как выяснилось, это очень частые случаи.
Может вы знаете проверенных юристов, которые разбираются с этим вопрос? Потому что после её кинули ещё две конторы юристов.
Спасибо!

И если кто не в курсе - будьте очень осторожны!
Вам предлагают бесплатные процедуры на улице и под расслабоном вам навязывают кредит.
И вы вовсе не наивный идиот, который ведётся на такие штуки. Просто... так происходит. И это жутко.


URL записи

21:33 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Забрала я собаку Ирмы когда-то из семьи, где было три ребёнка мал-мала-меньше.
-Чо, опять?!

@темы: всегда новый год и всегда новоселье

08:17 

Мы у Господа весьма упорное человечество. Геннадий Николаевич Айги
Мне нужны блин новые вещи(( я уже забыла, что штаны могут не висеть и не падать, и вовсе не обязательно пережимать все органы ремнём, который все равно не держит. Отстой.

Я офигеваю от малознакомых мужиков. Они серьезно думают, что мне приятно это слышать? Или нахрена они вообще пасть раззевают? "ого, ты стала такой красивой".
Хорошие знакомые знают, что мне вообще лучше ничего не говорить. Никогда. Вообще. И заранее шарахаются, если при них кто-то пытается сделать мне комплимент. были б все такие осторожные, а

не видел

главная